Главная Адреса Ссылки Отзывы Статьи

Судьба давлекановского издателя открыток А. П. Фризена:
По материалам уголовного дела 1930 года

(Публикуется в авторской редакции. Сокращенный вариант статьи опубликован в журнале "Филокартия" № 5 (15), 2009)


          Личности давлекановского издателя Абрама Петровича Фризена и его открыткам уделено немало внимания в моих публикациях, и это не случайно. Открытки А.П. Фризена представляются явлением замечательным по многочисленности и многообразию сюжетов, по тому значению, что они имеют сегодня для исторической и этнографической науки. Тем более досадно было сознавать, что мы до обидного мало знаем об этом человеке. «Имеет книжную лавку некто Фрицен в Давлеканово…» - пишет о нем знаток уфимской книжности В.В. Пугачев. Так до последнего времени он и оставался для историков и филокартистов всего лишь «неким Фриценом».
          Драматические обстоятельства его жизни стали известны относительно недавно, когда была издана Книга памяти жертв политических репрессий Республики Башкортостан. Оказалось, что в ней имеется и имя А.П. Фризена: «ФРИЗЕН Абрам Петрович, 1881 г.р. место рождения: Запорожская обл., немец, б/п, образование неполное среднее, единоличник, арестован 28.02.30 г., осужден по ст. 58-10 к лишению свободы на 10 лет, реабилитирован 22.09.89 г.». Скудость этой информации побудила меня обратиться в УФСБ РФ по Республике Башкортостан, чтобы попытаться познакомится с делом Фризена. Сразу скажу, что на успех особо не рассчитывал, ведь я даже не родственник Фризена. К моему немалому удивлению просьбу мою выслушали, и всего лишь через два дня позвонили, приглашая ознакомиться с делом. Мне даже разрешено фотографировать любые, касающиеся А.П. Фризена документы.
          И вот я держу в руках Уголовное дело № 408 по обвинению гр. с.Давлеканово Эпп Роман, Фрезена Абрама, Гардер Абрама. Впервые в жизни я знакомлюсь с документами из архива УФСБ. Больше всего поражает невеликий объем дела – от силы листов 30. К сожалению, в папке нет никаких фотографий, на что я очень рассчитывал. Тем не менее, обстоятельно знакомлюсь, фотографирую, делаю для себя пометки, и меня даже не торопят. Благодаря помощи сотрудников УФСБ РФ по Республике Башкортостан я имею возможность внимательно изучить и опубликовать имеющиеся в деле сведения об А.П. Фризене.
          Дело открывается заявлением жительницы села Давлеканово Шульц-Бесперстовой уполномоченному ГПУ по Белебеевскому Кантону, в котором она пишет: «Эпп Роман, Фризен Абрам и Гардер Абрам все эти личности являлись крукными помещеками, и сначала революции, по сей день занимаются антисоветской агитацией и всячески тормозят мероприятия сов власти, очем ставлю визвестность и прошу принять соответствующие меры. К сему: Безперстова-Шульц. 17/II-30 г.» (Ил. 1). Вот такой простенький короткий донос.

Ил. 1

          Далее в деле следует протокол допроса доносительницы от 18 февраля 1930 г., из анкетных данных которой узнаем, что она в прошлом батрачка, ныне домохозяйка, замужняя, неграмотная, по отношению к обвиняемым – посторонняя. О Фризене в протоколе сказано немного: «Фризен Абрам до революции был тоже [как и Эпп] крупный помещик, так же имел наемных рабочих на своих полях, активный участник в подавлении Сов. власти. Во время наступления колчаковщины также принимал активное участие при обысках во время пребывания колчаковцев в Давлеканово. В старое время у него была типография и книжный магазин. Как ярый противник Сов власти всяческими способами всегда старается и старался в свержении Сов власти».
          Отвлекшись от содержательной стороны этих двух документов, отметим, что написаны они одной рукой, по всей вероятности женской, как и многие другие листы данного дела (в том числе протокол допроса самого А.П. Фризена). Несомненно, что неграмотной доносительнице «помогли» написать заявление прямо в стенах ГПУ, причем писавший нарочно допустил в ее заявлении грубые ошибки, чтобы донос бывшей батрачки выглядел правдоподобнее, в то время как протокол допроса написан хотя и коряво, но грамотно.
          Далее следуют протоколы допросов односельчан Эппа, Фризена и Гардера - Мещерякова, Карпова, Кириченко, Осиповой, Тамке. Мещеряков и Кириченко были личностями в Давлеканово известными, участниками установления Советской власти и Гражданской войны. У Мещерякова был «личный счет» к Эппу (которого он «недострелил» в годы революции), о Фризене он не сказал ничего. Из показаний Карпова и Кириченко можно узнать, что «Фризен Абрам был неравнодушен к белым. В его доме всё время было офицерство… в 1918 году он офицерам говорил, что я вам укажу ряд большевиков которых надо убрать за то, что они не мало поиздевались над нами и нашими семьями разграбляя наши хозяйства. Типографию используем мою в целях агитации против большевиков. Были после этого ряд воззваний призывающих на борьбу с большевиками. Выдавал ли кого либо из большевиков я совсем не знаю. После возстановления Советской власти в 1919 году Эпп и Фризен Абрам до сего времени настроены против Сов власти, везде где только была возможность распространяли разную агитацию… до 1919 года имел свою типографию, каковую белые при своем отступлении в 1919 году у него эвакуировали. По слухам у него до настоящего времени сохранился шрифт но где он находится я не знаю. Где нибудь зарытый в землю. Группируя вокруг себя немцев он говорил «чем скорее мы выедем из России тем лучше будет для нас…Давайте распродадим всё что нам осталось от этой власти и выедем». Осенью 1929 года Фризен распродал всё имущество и хотел ехать в Америку но почему[-то] не уехал» (Карпов). «Во время существования колчаковской власти в 1919 г. давал сам лично свои деньги для поддержки их армий. В 1929 году распродал свое имущество с целью уехать в Америку, а также осенью на базаре уговаривал бедняков немцев ехать в Америку т.к. Советская власть житья немцам не дает, задавят всякими налогами» (Кириченко). Показания прочих свидетелей о Фризене суше, короче, и содержат те же самые сведения.
          После протоколов допросов свидетелей в деле следует Постановление по делу № … о привлечении в качестве обвиняемого Эппа, Фризена и Гардера от 18 февраля 1930 г. (Ил. 2).
Ил. 2

          В деле имеется также:
          Характеристика-справка
          Настоящим Давлекановский пос совет Давлекановской вол Белебеевского к-на дает настоящую справку на гр-на Фризена Абрама рождения 1880 года имеет семьи 6 душ занимающегося в настоящее время крестьянством в настоящее время имеет имущества на [пропуск] руб. в том что он до революции занимался торговлей имел крупное хозяйство нанимал для торговли приказчиков после революции до 1928 года имел крупную торговлю применяя в торговле наемный труд. Последнее время занимается хлебопашеством. При белых всячески помогал белым. Настроен антисоветско, раскулачил сам себя с целью уехать в Америку. Как антисоветского элемента оставление в пределах нашего села невозможно и поэтому необходимо из пределов Башкирии выселить.
          Отв секр ячейки ВКП [подпись]
          Пред пос сов [подпись]
          Члены [подписи]
          Секретарь [подпись]
          17/ II – 30 г.
          Далее в деле имеется «Опись имущества и ценностей гражданина села Давлеканова Фризина Абрама», где значатся: буфет - 1 (30 р.), книжный шкаф – 1 (25 р.), диван – 1 (15 р.), стулья венския – 2 (6 р.), столовый стол – 1 (8 р.), кровати железныя – 2 (15 р.), гардероп подлаком – 1 (40 р.), кровать деревянная – 1 (5 р.), сундуков – 2 (20 р.), зеркало большое разбит. – 1 (5 р.), комод – 1 (20 р.), корова буро-белая – 1 (120 р.), кровать односпаль. жел. – 1 (10 р.), каток для гладки белья – 1 (10 р.). Опись производили милиционеры Давл. вол. мил. [три подписи]
          Понятый [подпись] Панин
          Домухозяйка Фризен
          Немного на 6 душ.
          На обороте описи – Подписка, данная Еленой Фризен 1930 года февраля 18 дня в том, что она обязуется сохранять указанное в данной описи имущество до особого распоряжения.
          Тем же днем 18 февраля 1930 г. датируется протокол допроса самого А.П. Фризена. Первый лист содержит анкетные данные на 2 сторонах, довольно краткие. Но всё же можно узнать, что А.П. Фризен родился в 1881 году, имел на момент допроса возраст 49 лет, происходит из Таврической губернии, Бердянского уезда, по национальности немец, род занятий – хлебопашество, жена Фризен Елена, 4 детей – Фризен Ольга, Элла, Артур, Нели. Имущественное положение до и после революции – «писчебумажный магазин, отец имел с/хозяйство земли 60 десят. лошад 4 г коров 2 после революц. торговал и занимался с/х арендовал землю». Образовательный ценз – городское училище в 1900 году. Беспартийный. Отношение к военной службе – «служил [в] азовском менонитстве как менонит».
          Второй лист протокола допроса содержит показания А.П. Фризена по существу дела: «До 1906 года я жил на Украине после этого времени приехал в Давлеканово к брату брат сдесь занимался с/х имел земли около тридцати десятин в Давлеканове. Я женился и после женитьбы открыл свой писчебумажный магазин. Имел наемную рабочую силу. Вовремя прихода Колчака я хорошо не помню, кажется что деньги им давал для существования. В отношении агитации об эмиграции немцев я ничего не говорил. Я всегда от политики воздерживался, никуда не вмешивался. Дом я продал за 2800 руб. ввиду того что имел с/х налогу 614 руб., самооб. 450 р. и нехотел остаться должником, поэтому продал и уплатил. Больше добавить по делу ничего не могу показание мое правильное прочитано мне ксему расписуюсь А.Фризен». Собственноручно Фризен поставил только подпись. Предельно кратко, но следствию, видимо, большего и не было нужно. Далее следственные действия замирают на целый месяц.
          Лишь 16 марта 1930 г. Г.П.У. А.Б.С.С.Р. взяло показания у Классина Якова Ивановича, 24 лет, немца, члена ВКП/б, инспектора Ленинск-Омского уголовного розыска. Классин показал, что до 1918 года проживал с родителями в Давлеканове. Он дал яркое описание событий революции и гражданской войны, в частности - ранение Романа Эппа начальником давлекановской боевой дружины Мещеряковым после попытки разоружения боевой дружины, «грандиозные гулянки» Р. Эппа с чешскими офицерами в период оккупации Давлеканово. Следом за этим живописным рассказом Классин дает сухие показания о Фризене, в которых нет ничего нового для данного дела: «Фризен Абрам содержатель в Давлеканове писче бумажный магазин, которому также по своему социальному положению оставаться в советском союзе страшно не хотелось, так же старается эмигрировать в Америку. Он сговаривал остальное население к выезду, говорил, что пребывание в дальнейшем в советском союзе не возможно, а поэтому следует выехать. При том Фризен был всё время проповедником меноницкой секции [секты?]». Кроме последнего сообщения, все остальные сведения о Фризене были ранее были изложены другими свидетелями. Классин, которому в годы революции и гражданской войны было 12-13 лет, сохранил об этом времени живые воспоминания, но с Фризеном они никак не связаны. О настроениях Фризена конца 1920-х гг. Классин ничего знать не мог, поскольку жил далеко от Давлеканово. Он дает показания на Эппа, и присовокупляет к ним сведения о Фризене, которых он и знать-то не может, кроме как из показаний прежних свидетелей. Цинично, ничего не скажешь.
          Следующий документ в деле носит совсем уже загадочный характер:
          ПОСТАНОВЛЕНИЕ
          1930 г. Марта 26-го дня Я Уполномоченный ИНФО ГПУ АБССР Горинов, рассмотрев следственный материал на гр-н с. Давлеканово той же вол. Белебеевского к-на ЭПП Романа, Фризена Абрама, Гардер Абрама НАШЕЛ, что следствие по данному делу проведено вполне достаточно, и что факты преступных деяний обвиняемых вполне установлены, и что дальнейшее ведение следствия по данному материалу надобности не встречается, а потому на основании вышеизложенного
          ПОСТАНОВИЛ:
          Следствие по данному делу считать законченным. Дело направить в ГПУ БАССР на распоряжение и содержащихся под стражей в Белеб. ИТД арестованных ЭПП Романа и Гардер Абрама с сего числа перечислить содержанием за коллегией ГПУ АБССР.
          Фризен Абрам находится в Америке.
          Уполномоченный ИНФО ГПУ АБССР: [подпись] /Горинов/.
          Вот такая неожиданность.
          И вновь за целый месяц в дело №408 не поступает ни одного документа, вплоть до 21 апреля 1930 г., когда Секретным Отделом ГПУ БАССР было составлено Обвинительное заключение по делу №408, также называющее лишь двух обвиняемых – Эппа и Фризена, причем, указывается, что они находятся под стражей с 28/II-30 г. и содержатся в ИТД, а материал на Гардера Абрама выделен (в деле есть короткая записка: «Гардер Абрам болен»).
          Обвинительное заключение по ст.58 п.10 УК построено полностью на свидетельских показаниях, причем Фризен «На предъявленное обвинение в а/советской агитации виновным себя не признал, а в отношении помощи белогвардейцам – признал. Преступные действия считать доказанными и дело передать на рассмотрение в тройку ГПУ БАССР, для привлечения во внесудебном порядке».
          Тройка рассмотрела дело в тот же день. Следует самый короткий документ в деле уместившийся на осьмушке бумаги:
          ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА
          ЗАСЕДАНИЯ ТРОЙКИ ГПУ БАССР ОТ 21 АПРЕЛЯ 1930 г.
          Слушали:
          ДЕЛО №408 по обвинению ЭПП Романа Петровича и ФРИЗИНА Абрама Петровича по ст.58 п.№10 и 11 УК.
          Постановили:
          1) ЭПП Романа Петровича вместе с семьей выселить через ПП ОГПУ в Севкрай сроком на ПЯТЬ лет.
          2) ФРИЗИНА Абрама Петровича заключить в канцлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.
          Выписка верна:
За Стар. Уполном. РСО [подпись] (Ил. 3)
Ил. 4

          Итак, судя по материалам дела, следственные действия были проведены в основном за 2 дня - 17 и 18 февраля 1930 г. Лишь через месяц после открытия дела были взяты показания у Классина, а еще через 10 дней следствие было завершено. Еще через месяц было готово обвинительное заключение и вынесено решение тройки. Какие же выводы можно сделать после ознакомления с делом? Оно выглядит поспешно и небрежно «состряпанным» - большинство документов, начиная от доноса и до протокола последнего допроса свидетеля написано одним и тем же женским почерком, с применением стереотипных оборотов, очень кратко, ошибки и описки почти не исправлены. Впечатление таково, что все эти тексты написаны под диктовку или по поручению следователя какой-нибудь секретаршей, причем, не обязательно даже в те дни, даты которых указаны в документах, и даже, может быть, в отсутствии обвиняемых и свидетелей. Оформление многих документов небрежное, с грубыми нарушениями правил делопроизводства – отсутствуют номера, даты, фамилии составителей. Даже невозможно узнать кто вел это дело – от следователя осталась только должность – Уполномоченный Г.П.У. Башреспублики по Белебеевскому кантону - и неразборчивые подписи, но видно, что подписывал везде один и тот же человек. А вот подписи Фризена выглядят по разному (Ил. 4).
Ил. 3
Во всем видны следы поспешности и абсолютного равнодушия к обвиняемым и к самому делу. Следствию оказалось совершенно не интересно, действительно ли Фризен сохранил шрифт, оно не потрудилось найти хотя бы одно воззвание против большевиков, напечатанное в типографии Фризена, не сочло нужным достоверно установить, действительно ли Фризен во времена колчаковщины принимал участие в обысках, выдавал большевиков, найти действительных очевидцев и участников этого - не названо ни одной фамилии, ни одного адреса. Сделать это, вероятно было не трудно. Но следствию хватило голословных оговоров.
          Именно равнодушием и поспешностью, вероятно можно объяснить неожиданное «отправление» Уполномоченным ИНФО ГПУ Абрама Фризена в Америку. Его намерения, о которых говорили многие свидетели, были восприняты Уполномоченным, как данность? И вот, парадоксальным образом, в деле №408 Фризен 18 февраля дает показания, 26 марта оказывается в Америке, а 21 апреля осуждается тройкой к 10 годам концлагеря. Никто не потрудился проверить это и как-то устранить из дела вопиющее противоречие. Пресловутой тщательности и дотошности «органов» в этом деле не замечается. Объяснить всё это можно, по-видимому загруженностью работников ГПУ, их стремлением отделаться побыстрее от «бумажной волокиты», и «провернуть» в короткий срок как можно больше дел. Судьбы людей в расчет здесь не принимались.
          Какой же была дальнейшая участь Абрама Петровича Фризена? Об этом ничего не известно. Он полностью реабилитирован в сентябре 1989 г.
          Попытки отыскать родственников издателя привели пока к неутешительным результатам. В Интернете размещена информация из Книги памяти Омской области:
          Фризен Артур Абрамович. Родился в 1911 г., Башкирия, Давлекановский р-н, пос. Давлеканово; немец; образование среднее; учитель немецкого языка школы № 41. Проживал: Омская обл., Исилькульский р-н, г. Исилькуль. Арестован 16 января 1938 г. Приговорен: Особое совещание при НКВД СССР 22 февраля 1938 г., обв.: по ст. 58-10 УК РСФСР. Приговор: 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 11 апреля 1989 г. Прокуратурой Омской обл. на основании Указа ПВС СССР.
          Сына постигла судьба отца. О жене и дочерях нет и таких сведений.
          В Интернете же на одном из менонитских сайтов удалось найти фотографию, сделанную во время второго собрания Уфимского отделения Всероссийского менонитского с/х общества, состоявшегося 27-30 июня 1924 г. в с. Давлеканово (Ил. 5).
Ил. 5

Среди изображенных здесь лиц может быть и Абрам Петрович Фризен, который являлся одним из пяти членов правления этого отделения. По «закону притяжения информации» из обычного сборника тезисов студенческой конференции извлекаю: «16 января 1924 года на хуторе Березовка прошло собрание граждан-меннонитов Уфимской губернии. … Был заслушан вопрос об организации Уфимского отделения Всероссийского меннонитского с/х общества. Состоялись выборы постоянного правления, в состав которого вошли: Эннс И.И., Тевс Я.Я., Фризен А.П, Никель Д.И., Варкентин П.» . Общество базировалось в с.Давлеканово и состояло почти исключительно из давлекановских немцев-меннонитов. Вглядитесь в фотографию, А.П. Фризену, если он есть на ней, должно быть 42-43 года, открытки остались в прошлом, а до ареста и осуждения еще 6 лет.

© В.К. Фёдоров (Уфа), Иллюстрации предоставлены автором.

Главная Адреса Ссылки Отзывы Статьи