Журнал про открытки
и по вопросам истории, краеведения и культуры
в открытках
Контакты редакции
philocartist@yandex.ru
8-916-816-4069

Иллюстрация к статье

Ил. 1. Эльза Вилль. 1901 г. Открытка приклеена к паспарту. На паспарту надпись: "Первый раз танцевала в бенефис Ольги Осиповны Преображенской 2 декабря 1901 года".
Изд. не указан.

Иллюстрация к статье

Ил. 2. Ольга Спесивцева.
Изд. Быстров
(после 1917 г.)

Иллюстрация к статье

Ил. 3. Адресная сторона открытки, изображённой на Ил. 2 с дарственной подписью - автографом Спесивцевой

Иллюстрация к статье

Ил. 4. Маруся Петипа и Сергей Легата. Фотолитография. Изд. "Ришар" до 1904 г., фотограф
Елена Мрозовская

Иллюстрация к статье

Ил. 5. Итальянская балерина Энрикетта Гримальди.
Изд. Э.Л. до 1904 г. Санкт-Петербург
Гримальди танцевала в России в Мариинском и Большом театрах в течение семи лет с 1899 по 1906 г.

Иллюстрация к статье

Ил. 6. Михаил Мордкин. 1916 г.
Изд. Сахарова, Москва

Альбом балетомана. Звёзды русского балета на открытках начала XX века

Автор: Анна Вайнштейн (Оксфорд)
Статья опубликована в № 1 (2006).
В Интернет-версии статьи открытки представлены в естественном цвете. В журнале их размер больше,
но все они - чёрно-белые

         Кажется удивительным, что балетомания - термин русского происхождения, в то время как балет появился в России из Франции и Италии. Тем не менее, симптомы этой «доброкачественной болезни», не упомянутой в учебниках психиатрии, впервые были описаны в России. Именно радушие и одержимость русской балетной публики создали условия для расцвета этого искусства. Основоположники русской школы - Мариус Петипа, Христиан Йогансон, Энрико Чеккети и другие танцоры и балетмейстеры, выходцы из разных стран Европы нашли в России не просто временный приют, а новую родину. Они, в свою очередь создали школу балета, давшую поколение танцоров, достигших в начале XX века вершин искусства, признанных во всем мире.
         Среди первых русских балетоманов были те, которые приобрели за огромную сумму пару танцевальных туфель несравненной Тальони, приказали сварить их и съели торжественно на банкете, приправив специальным соусом. Без их последователей, таких же горячих поклонников балета, новое поколение - Фокин, Павлова и Нижинский и множество их талантливых коллег - не получили бы достойного признания и вероятно не проявили бы до конца свой талант. Балет основан на традиции и нуждается в школе, в династиях танцоров, передающих своё искусство из поколения в поколение. Николай Легат, представитель известной балетной семьи и первой плеяды известных русских танцоров, не без иронии говорил: «Русская школа это французская школа, которую сами французы забыли»1. Но есть правда в том, что в России больше чем где-либо в XIX веке ресурсы были вложены в подготовку танцоров (несмотря на краткость их карьер по сравнению с оперными или драматическими артистами) и хореографов, создавших множество новых балетов.
         Как историк культуры, я интересуюсь русским балетом конца XIX - начала XX веков, представляющим собой уникальное слияние трёх видов искусства - музыки, танца и живописи. Эта комбинация, с ее цельным и универсальным языком, способствовала наиболее значительному проникновению и воздействию русской культуры на западную. Поразительна также быстрота и широта этого воздействия, особенно учитывая отсутствие в то время телевидения и радио. Даже фотография была относительно дорога, а качество газетной печати очень невысоким. Разрешение загадки оказывается неожиданным и простым - балетные открытки явились тем экономным и эффективным средством информации, которое способствовало широкому распространению имен и портретов танцоров, заражавших зрителей этой удивительной «болезнью». Расцвет русского балета совпал во времени с популярностью открыток и новым интересом к женщине как символу очарования. Но прежде чем перейти к вопросам, интересующим коллекционеров, необходимо понять, как открытки способствовали популяризации русского балетного театра.
         После обнародования в 1882 г. императорского разрешения на открытие частных театров, балет фактически остался единственной сферой театра, где сохранилась императорская монополия. Длительная подготовка танцоров и необходимость получения разрешения на ангажемент вне императорских театров, а также дороговизна постановок препятствовали возникновению частных балетных трупп. Лишь компания le Ballets Russes, совместное создание Александра Бенуа, Михаила Фокина и Сергея Дягилева, положила начало частным антрепризам русского балета, да и то за пределами России. B Императорских театрах актёры, по сути, приравнивались к чиновникам. До 1917 г. званием «балерина» артистка награждалась за заслуги. Танцовщица могла танцевать все первые роли и не быть балериной. Балетная табель о рангах до 1917 г. начиналась с кордебалетной танцовщицы, затем следовала корифейка второго разряда (солистка) и, наконец, танцовщица первого разряда. Карьера танцовщицы ограничивалась 20-ю годами, а отсчет разрешалось начинать с 17 лет, даже если артистка поступала в театр в более позднем возрасте2.
         Учитывая, что Дирекция Императорских театров контролировала всю печать, относящуюся к постановке балета - плакаты, афиши, программы, и конечно фотографии артистов и печать открыток, а также сложную иерархию танцоров - очевидно, что только ведущие танцовщики имели шанс попасть на открытку. Конечно же, фаворитизм двора был не менее важен, чем талант. Теляковский, занимая пост Директора Императорских Театров, 7 февраля 1902 г. сделал такую запись в своём дневнике:
         «Присутствовал сегодня на репетиции «Жавотты» в Эрмитажном спектакле. Довольно скучно и безвкусно поставлен балет Гердтом. Подбор, как и всегда, танцовщиц отвратительный, о чем я сегодня опять заявил Аистову. Опять на первом плане явилась Ширяева жена — по родственным связям. На флангах впереди, как мне объяснил Аистов, были Бакеркина и Васильева. Первая, как содержанка П.П. Дурново, и другая, как содержанка Безобразова»3.
          Среди наиболее популярных сюжетов русских балетных открыток мы не находим фотографий Карсавиной, Павловой или Преображенской. Зато часто встречаются дочь Мариуса Петипа, Маруся, обаятельная, но заурядная танцовщица, и Матильда Кшесинская, фаворитка Николая II, чья способность в интриге превзошла ее значительный сценический талант. Среди первых фирм печатавших балетные открытки было петербургское издательство «Ришар» (Ил. 4) и известное мне только по подписи издательство Э.Л. (Ил. 5 и 7). Эти карточки вскоре стали объектом коллекционирования и высоко ценились среди любителей балета, чему свидетельствует тот факт, что сохранившиеся экземпляры часто не использованы по прямому назначению или имеют автографы. Посвящение, написанное на паспарту к открытке (Ил. 1) демонстрирует серьезность, с которой относились к открыткам и любители, и танцоры, превращающие эти фотографии в уникальный документ.
         В Мариинском театре и в Гостином дворе продавались фотографии артистов, которые были достаточно дороги и не доступны для зрителей галерки. Но балетомания, как писал известный критик балета Арнольд Хаскел, «не является привилегией какого-либо класса»4. Почтовая открытка явилась по сути одним из первых массовых продуктов полиграфии. Издатели быстро поняли, что популярность артистов, и особенно балерин, и страсть любителей балета гарантировала им надежный и широкий рынок сбыта.
         Вопрос о том, кто первый начал печатать открытки балетной тематики в России, остается открытым. В некоторых источниках не совсем точно указано, что К.А. Фишер «имел монопольное право на изготовление и распространение фотографии и почтовых карточек с портретами артистов»5. В действительности другие издательства также публиковали открытки артистов театра и даже начали это делать раньше Фишера. Восхождение Фишера как театрального фотографа и его роль в издательстве открыток балетных танцоров связана как ни странно с «Миром искусства». Как известно, С.П. Дягилев, кратковременно работавший в Дирекции Петербургских театров, и привлекший к работе в театре художников «Мира искусства», коренным образом трансформировал публикацию «Ежегодника императорских театров». Бакст отвечал за графическое оформление издания, «и он же немало потрудился над ретушью портретов артистов, так как фотографии, которые доставил фотограф Фишер, состоявший при императорских театрах, были лишены всякой художественности и требовалось придать им большую живость, особенно что касается фонов, на которых фигуры выделяются»6. Очевидно, что мнение художников о работе Фишера было не очень высоким. Однако после триумфа Русских Сезонов и Ballets Russes в Париже в 1908 г., фотографии Фишера мгновенно стали известны во всей Европе, поскольку они были использованы как иллюстрации к статьям в ведущих и влиятельных парижских журналах Comedia Illustre и Le Theatre.
         До 1910 г. подпись Фишера была выполнена на отрытках тиснением, чаще всего в правом нижнем углу, как на открытке балерины Л.Ф. Шоллар (Ил. 10). С 1911 г. открытки изданные Фишером стали печататься с текстом под фотографией, указывавшим театр, имя артиста и год издания. После того как издательство Фишера было разгромлено черносотенцами и прекратило существование7, преемники, а точнее бывшие сотрудники фотостудии сохранили этот формат (Ил. 6 и 2). Михаил Алексеевич Сахаров, начавший свою фотографическую деятельность в студии Дъяговченко, с 1887 г. вёл фотосъемки и заведовал театральной фотографией у Фишера8. Начиная с 1916 г., он стал самостоятельно издавать театральные, и в том числе балетные открытки, но после революции в основном сконцентрировал свою работу на артистах МХАТа. Мне не удалось найти какой-либо информации о фотографе Быстрове, издававшим балетные и театральные открытки в Петрограде после 1916 г. В моей коллекции есть много открыток исполненных им, и я подозреваю, что аналогично Сахарову Быстров работал в Петербурге в студии Фишера, а после прекращения её существования начал самостоятельную деятельность. Близость фотографического и издательского стиля Быстрова и Фишера подтверждают эту гипотезу.
         Важно заметить, что художники «Мира Искусства», оформившие множество постановок в Мариинском и Большом театрах, не использовали коммерческие издательства «Ришар» и Фишера для публикации своих дизайнов. Вместо этого они печатали их в издательстве общины Святой Евгении, в правление которой входил Александр Бенуа. По-видимому, это было обусловлено заботой о качестве издания и контроля над ним. В числе наиболее известных таких открыток серия костюмов Бакста для балета «Фея кукол»9 и Бенуа «Павильон Армиды»10. Позднее были опубликованы также и другие открытки имеющие отношение к балету, например, портрет Карсавиной с рисунка углем Сарджента.
         Русские Сезоны в Париже и триумфальный успех русского балета сделали русских балерин и танцоров европейскими знаменитостями и привели к спросу на открытки с их портретами. Ещё до Ballets Russes отдельные русские балерины, такие как Рославлева и Кшесинская, с успехом выступали в европейских театрах. Кстати и многие итальянские и некоторые французские балерины - Цукки, Гримальди (Ил. 5), Леньяни и другие выступали в Русских театрах по короткому ангажементу. Приехавшая в 1885 г. в Россию Цукки буквально свела с ума русскую публику и впечатлила своим фуэте зрелых и молодых танцоров11. Она открыла двери для целой плеяды итальянских балерин, и «лучшим тогдашним танцовщицам Мариинского театра, таким как М.Н. Горшенкова, В.А. Никитина, А.X. Иогансон, пришлось потесниться и уступить первенство Карлотте Бриан-ца, Пьерине Леньяни, Антониетте Дель-Эра, Елене Корнальба и другим итальянкам»12. Многие, если не все эти иностранные балерины, были изображены на русских открытках. Однако пока мне не довелось ещё увидеть русских балерин на открытках, изданных вне России до 1905 г. Исключение представляет собой Наталья Труханова, по сути начавшая карьеру в Париже и добившаяся значительного успеха ещё до своего кратковременного выступления с Ballets Russes13. Известны многочисленные открытки с её изображением, напечатанные во Франции, Англии, Испании и, конечно же, в России.
         После успеха в Париже Ballets Russes выступал столь же триумфально в Европе, и подтверждением тому служит пример открытки изданной в Германии (Ил. 8). Ballets Russes также проложил дорогу для других русских балетных компаний, в первую очередь, Анны Павловой (Ил. 9), часто выступавшей с Михаилом Мордкиным, который позже создал свою компанию. Эта открытка интересна также тем, что она исполнена фотографическим способом, т.е. это фотография с напечатанной адресной стороной. Таким образом английские компании Rotary photo и Beagle пытались рекламировать и отличить себя от других издателей открыток.
         Большинство балетных открыток исполнены черно-белой печатью, но иногда встречаются тонированные открытки в сепии и других тонах. Ещё реже цветные фотолитографические открытки (Ил. 4) и хромолитографические открытки (Ил. 11). Последняя открытка также является примером чисто рекламного использования балетных открыток (Ил. 12), по-видимому, напечатанных по частному заказу. Она чрезвычайно интересна тем, что изображает Анну Павлову в постановке балета «Дочь Фараона», и из-дана после начала первой мировой войны14. Этот балет в трех актах по новелле Т. Готье «Роман мумии» на музыку композитора Цезаря Пуни с хореографией Мариуса Петипа был впервые показан на сцене Мариинского театра 18 января 1862 г. Возобновленный несколько раз на сценах Мариинского и Большого театров, он был существенно обновлен и поставлен в новой редакции балетмейстером Александром Горским в декорациях и костюмах художника Константина Коровина в Большом театре 27 ноября 1905 г. Новая постановка пришлась по душе и танцорам петербургской сцены. На открытке Анна Павлова запечатлена в роли Бинт-Анты - дочери фараона с Иваном Сидоровым в роли Рамзеса II на московской сцене в коровинских костюмах.
         Особый интерес представляют открытки «обрусённых» танцоров иностранного происхождения, как, например, Соколова (настоящее имя Хилда Маннингс), Антон Долин (настоящее имя Патрик Хили-Кей), Алисия Маркова (Лилиан Алисия Маркс), танцевавших в дягилевском Ballets Russes, а также компаниях-преемниках Ballets Russes de Colonel de Basil и Ballet Russe de Monte Carlo. Среди танцоров последних компаний нужно также отметить ”бейби” балерин русского происхождения - Рябушинскую, Туманову и Баронову, а также танцоров-балетмейстеров Леонида Массина (Мясин), Джоржа Баланчина (Георгий Баланчивадзе) и Давида Лишина (Лихтенштейн). Открытки этих танцоров были изданы за пределами России, в основном в Англии, и встречаются значительно реже. Связано это с удешевлением и распространением фотографии, а также улучшением качества полиграфии. Красочные многостраничные программы сезонов балета, а также небольшие программки отдельных балетов, снабженные множеством фотографий танцоров, представляли большой интерес для балетоманов, и спрос на балетные открытки значительно снизился. Это процесс также совпал с постепенным общим упадком интереса к открыткам вообще и был еще более существенно прерван второй мировой войной. Звуковой кинематограф и любительское кино завершили процесс, но это уже другая история.


     1 Haskell, Arnold. Balletomania Then & Now, Alfred A. Knopf, New York, 1977, p. 7. Это расширенное издание оригинальной книги Balletomania: Story of an Obsession, впервые вышедшей в 1934 г.
     2 Нелидов В.А. Театральная Москва. Сорок лет московских театров. М.: Материк, 2002. - с. 71.
     3 Теляковский В.А. Дневники Директора Импера-торских театров. 1901-1903 СПб - М.: Артист Режиссер Театр, 2002. - с. 173.
     4 Haskell, A. p. 10.
     5 Мазуров Ю.M., Курский Л.Д. Карл Фишер - фотограф и издатель открыток. ЖУК, N 04 (08), 2005. - с. 10.
     6 Бенуа А.Н. Мои воспоминания. М.: Наука, 1980, том 2. - с. 305.
     7 Мазуров Ю.М., Курский Л.Д. - с. 10.
     8 Морозов С. Русская художественная фотография. М.: Искусство, 1955. - с. 142-143.
     9 Вульфсон Ю.Н. Иллюстрированный каталог открытых писем в пользу общины Св. Евгении. Том 1. М.: Бонфи, 2005. с. 204 - 207.
     10 Нащокина М. Художественная открытка русского модерна. М.: Жираф, 2004. - с. 342.
     11 Об этом красочно вспоминала Кшесинская в своих мемуарах.
     12 Русский балетный театр начала XX в. Л.: Искусство, 1972, том 2. - с. 37.
     13 Игнатьева-Труханова Н. На Сцене и за Кулисами. М.: Захаров, 2003.
     14 В рекламном тексте указан Петроград, а не Петербург.

Иллюстрация к статье

Ил. 7. Три молодые звезды Мариинского театра - Лидия Кякшт, Тамара Карсавина и Елена Полякова.
Изд. Э.Л. до 1904 г.,
С.-Петербург

Иллюстрация к статье

Ил. 8. Михаил и Вера Фокины в Карнавале
Изд. в Германии
в 1909-1912 гг.

Иллюстрация к статье

Ил. 9. Анна Павлова и Михаил Мордкин.
Изд. Rotary photo (Англия). 1914-1917 гг.

Иллюстрация к статье

Ил. 10. Балерина
Людмила Шоллар.
Изд. Фишер, 1905-1911 гг.

Иллюстрация к статье

Ил. 11. Анна Павлова и Иван Сидоров
Изд. Фишер, 1914 г.

Иллюстрация к статье

Ил. 12. Адресная сторона открытки, воспроизведённой
на Ил. 11 с рекламой обувной мануфактуры